Убивать время — убивать Бога.

Как распределялось чтение книг в течение дня? С утра, когда голова свежая, я беру серьезную литературу (по философии, по математике). Когда я проработаю полтора — два часа, я перехожу к более легкому чтению — историческому или биологическому тексту. Когда голова уставала, то берешь беллетристику.
Какие преимущества дает чтение в дороге? Во-первых, не чувствуешь неудобств в дороге, легко с ними миришься; во-вторых, нервная система находится в лучшем состоянии, чем в других условиях.
Для трамваев у меня тоже не одна книжка, а две или три. Если едешь с какого-либо конечного пункта (напр. в Ленинграде), то можно сидеть, следовательно, можно не только читать, но и писать. Когда же едешь в переполненном трамвае, а иногда и висишь, то тут нужна небольшая книжечка, и более легкая для чтения. Сейчас в Ленинграде много народу читает в трамваях».

 

Приобрести можно все, почти все. Кое-что можно восстановить, например, здоровье. Любовь? Ее можно добиваться. Авторитет, спокойствие, друзей — все так или иначе человек получает, зарабатывает. Но вот время… Утраченного — никак не вернуть. Добавочного — нигде, никоим образом не получить. Не одолжишь, не найдешь, не заработаешь. Есть люди, которые не знают, куда девать его, есть периоды у любого человека, когда он хочет убить время, отделаться от него. С точки зрения Любищева, это все равно, что убивать, уничтожать Божие создание, живое существо. Его мораль состоит в благоговении перед временем, отпущенном нам Судьбою. Провидением.
Гранин Д. Эта странная жизнь. – СПб, 1998. С.375.
Реклама

Подобное познается подобным.

«Если тогда ты сам не сделаешься равным Богу, ты не сможешь постигнуть Бога, ибо подобное познаётся подобным.
Отринь всё телесное и увеличься до размеров подобного с величием, превосходящим всякую меру; поднимись над всем временем и сделайся вечным; тогда ты постигнешь Бога. Думай, что для тебя также нет ничего невозможного; полагай, что ты тоже бессмертен и что можешь постигнуть все вещи своей мыслью, познать всякое искусство и всякую науку; пусть твоим домом станет жилище каждой твари…, но если ты замкнёшь душу свою в теле своём, и унизишь себя, и скажешь: «Я ничего не знаю, я ничего не могу, я страшусь земли и моря, я не умею воспарить к Небу; я не ведаю, чем я был и чем стану», что же тогда у тебя общего с Богом? Мысль твоя не может уразуметь ничего прекрасного и доброго, ежели ты прилепишься к телу, и есть зло. Ибо высшее зло – не знать Бога; но суметь познать Бога, и желать и надеяться познать его — вот путь, прямо ведущий к добру; и легко идти этим путём.
…Ибо нет ничего, что не есть Бог. И не ты ли говоришь: «Бог невидим»? Не говори так. Кто более явлен, чем Бог?»

Герметический корпус; ХI, 2

Эйнштейн — Тагор: Природа реальности.

Эйнштейн: Вы верите в бога, изолированного от мира?
Тагор: Не изолированного. Неисчерпаемая личность человека постигает Вселенную. Ничего непостижимого для человеческой личности быть не может. Это доказывает, что истина Вселенной является человеческой истиной.
Чтобы пояснить свою мысль, я воспользуюсь одним научным фактом. Материя состоит из протонов и электронов, между которыми ничего нет, но материя может казаться сплошной, без связей в пространстве, объединяющих отдельные электроны и протоны. Точно так же человечество состоит из индивидуумов, но между ними существует взаимосвязь человеческих отношений, придающих человеческому обществу единство живого организма. Вселенная в целом так же связана с нами, как и индивидуум. Это — Вселенная человека. Высказанную идею я проследил в искусстве, литературе и религиозном сознании человека.
Читать далее