Подобное познается подобным.

«Если тогда ты сам не сделаешься равным Богу, ты не сможешь постигнуть Бога, ибо подобное познаётся подобным.
Отринь всё телесное и увеличься до размеров подобного с величием, превосходящим всякую меру; поднимись над всем временем и сделайся вечным; тогда ты постигнешь Бога. Думай, что для тебя также нет ничего невозможного; полагай, что ты тоже бессмертен и что можешь постигнуть все вещи своей мыслью, познать всякое искусство и всякую науку; пусть твоим домом станет жилище каждой твари…, но если ты замкнёшь душу свою в теле своём, и унизишь себя, и скажешь: «Я ничего не знаю, я ничего не могу, я страшусь земли и моря, я не умею воспарить к Небу; я не ведаю, чем я был и чем стану», что же тогда у тебя общего с Богом? Мысль твоя не может уразуметь ничего прекрасного и доброго, ежели ты прилепишься к телу, и есть зло. Ибо высшее зло – не знать Бога; но суметь познать Бога, и желать и надеяться познать его — вот путь, прямо ведущий к добру; и легко идти этим путём.
…Ибо нет ничего, что не есть Бог. И не ты ли говоришь: «Бог невидим»? Не говори так. Кто более явлен, чем Бог?»

Герметический корпус; ХI, 2

Реклама

Лев Гумилев: Необходима альтруистическая этика.

Для того чтобы победить или, как минимум, отстоять себя, необходимо, чтобы внутри этноса возникла альтруистическая этика, при которой интересы коллектива становятся выше личных. Такая этика наблюдается и среди стадных животных, но только у человека принимает значение единственного видоохранительного фактора. Она всегда соседствует с эгоистической этикой, при которой личное плюс семейное становится выше общественного, но поскольку интересы личности и коллектива часто совпадают, острые коллизии возникают редко. С точки зрения сохранения человеческого аналога видового таксона, т.е. этноса, сочетание обеих этических концепций создает оптимальную ситуацию. Функции разделены. «Альтруисты» обороняют этнос как целое, «эгоисты» воспроизводят его в потомстве. Но естественный отбор ведет к сокращению числа «альтруистов», что делает этнический коллектив беззащитным, и по прошествии времени этнос, лишившись своих защитников, поглощается соседями. А потомство «эгоистов» продолжает жить, но уже в составе других этносов, вспоминая «альтруистов» не как своих защитников-героев, а как людей строптивых и неуживчивых, с дурным характером.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. // Гумилев Л.Н. История Евразии. – М.: Алгоритм: Эксмо, 2009. С.116.

Василий Сухомлинский. Стыдись пустоты души.

Стыдись пустоты своей души.
Пуще всего стыдись того, что у тебя нет своих святынь, своих непреложных, непререкаемых истин, правил, принципов. Стыдись своего слабоволия, беспринципности, «бесхребетности».
Стыдись равнодушия, безразличия в своем отношении к гражданской жизни, долгу, обязанностям. Стыдись не только явной подлости, но и малейшей угрозы того, что о тебе могут подумать как о подлом человеке. Помни, что подлость начинается с будто бы очень маленького, животного желания уйти от ответственности, от опасности, спастись от беды, угрожающей другим; переложить на других ответственность за что-то происшедшее по незнанию, оплошности, опрометчивости, недоразумению.
Стыдись безответственности, легкомыслия, ветрености своих чувств, привязанностей. В чувствах надо уметь быть верным и долженствующим.
Стыдись невежества. Пусть на страже твоей порядочности всегда стоит чувство стыдливости за что-то примитивное, несовершенное в самом себе.

Василий Александрович ‪Сухомлинский, «Как воспитать настоящего человека».