Чего в этой жизни больше — добра или зла?

— Скажи мне, Учитель, — обратился как-то к Заратустре его верный ученик и попутчик Виштаспа. — Чего в этой жизни больше — добра или зла?
В тот день они ехали на старой телеге, на которой бедный крестьянин согласился их подвести до города с названием Веселая Ярмарка.
— Жизнь — это обод тележного колеса, — отозвался Заратустра. — В нем всего хватает, иначе оно бы не сдвинулось с места.
Виштаспа покачал головой.
— Ты уходишь от ответа, Учитель. Я и сам знаю, что в этой жизни хватает и зла, и добра. Но все-таки чего больше?
— Посмотри на колесо, и ты увидишь, что добра значительно больше. Читать далее

Реклама

Опасайтесь лженаучных теорий.

Игорь Леонардович Викентьев1. Учёные, не желая этого, сами создают ресурс для лженауки

А.Б. Соколов: Игорь Леонардович, изучая методы принятия решений – в том числе и научных – использовавшиеся человечеством на протяжении столетий, вероятно, Вы должны были сталкиваться с проявлениями лженауки на каждом шагу… Каковы, на Ваш взгляд, механизмы возникновения лженауки?

Признаю: источников лженауки много. Давайте начнём рассмотрение с деятельности самих учёных и закончим рассмотрением работы «на лженауку» современных СМИ.

Ещё в XVI веке Френсис Бэкон рекомендовал естествоиспытателям: новое явление нужно исследовать там, где оно наиболее сильно проявляется. В этом плане, наука о творчестве – весьма подходящий объект для наблюдения лженаучных проявлений. Здесь за последние 100 лет очень много написано, а вот с реальными результатами – беда… Дело в том, что изучая творческий процесс, гуманитарии могут веками выяснять общее и различия, скажем, между восточным и западным мистицизмом. Но, если говорить о методиках принятия творческих решений, всё сводится – рано или поздно – к принципиальному вопросу: решает ли данная методика конкретные задачи или нет?

Читать интервью целиком

Познай себя, и ты познаешь…

Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера…
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы. Читать далее