Почему вредно кричать на ребенка?

В рубрику Статьи:

Такой вопрос задала одна мама на одной из консультаций. Да, и не могли бы Вы записать свои ответы, чтобы я дала мужу почитать?

Что ж, инициатива традиционно наказуема ответственностью – придется становиться груздем.

«Что такого, если я пару раз на него прикрикну, не сахарный – не растает». Подобные утверждения напоминают мне вопросы типа «А разве может быть вред для внутриутробного развития плода от одной сигареты или стакана красного вина?», на который я всегда отвечаю: а что, если будет? Мы ведь не можем ничего гарантировать. Мы знаем, что теоретически может повлиять, а практика уж будет у каждого своя. И у вас есть выбор между сомнительным удовольствием от одной сигареты и, к примеру, глухотой у ребенка, что вы выберете? Да, от одного вашего ора с ребенком может ничего и не случиться, а может начаться заикание – вы не можете знать наверняка, прежде чем, мы не способны предсказывать наше будущее. И что вы выбираете?

А теперь подумаем, таки почему действительно вредно? Читать целиком

Реклама

Эйнштейн‬: Религия без науки слепа…

Религия без науки слепа, а наука без религии хромонога… самое прекрасное и глубокое ощущение, какое мы только можем испытать, это чувство мистического. Оно — сеятель истинной науки. Тот, кому это чувство неизвестно, кто более не способен удивиться и замереть в восхищении, — все равно, что мертвец. Знать, что действительно существует нечто, для нас непостижимое, являющее себя в качестве высшей мудрости и самой лучезарной красоты, которую мы в силу наших ограниченных способностей можем воспринять лишь в наиболее примитивных формах, — именно такое знание и это ощущение стоят в центре истинной религиозности.

Эйнштейн‬

Подобное познается подобным.

«Если тогда ты сам не сделаешься равным Богу, ты не сможешь постигнуть Бога, ибо подобное познаётся подобным.
Отринь всё телесное и увеличься до размеров подобного с величием, превосходящим всякую меру; поднимись над всем временем и сделайся вечным; тогда ты постигнешь Бога. Думай, что для тебя также нет ничего невозможного; полагай, что ты тоже бессмертен и что можешь постигнуть все вещи своей мыслью, познать всякое искусство и всякую науку; пусть твоим домом станет жилище каждой твари…, но если ты замкнёшь душу свою в теле своём, и унизишь себя, и скажешь: «Я ничего не знаю, я ничего не могу, я страшусь земли и моря, я не умею воспарить к Небу; я не ведаю, чем я был и чем стану», что же тогда у тебя общего с Богом? Мысль твоя не может уразуметь ничего прекрасного и доброго, ежели ты прилепишься к телу, и есть зло. Ибо высшее зло – не знать Бога; но суметь познать Бога, и желать и надеяться познать его — вот путь, прямо ведущий к добру; и легко идти этим путём.
…Ибо нет ничего, что не есть Бог. И не ты ли говоришь: «Бог невидим»? Не говори так. Кто более явлен, чем Бог?»

Герметический корпус; ХI, 2